Правосознание подростков поколения центиниалов

Теги

Подростковый возраст — сензитивный период для формирования основ правосознания на пути к становлению правовой культуры взрослого человека (Правосознание).

В статье анализируются прогностические риски становления правосознание(я) человека в перспективе на ближайшие 10-20 лет с использованием подхода современных теорий поколенческих когорт. С целью «детальной прорисовки» прогнозируемого образа взрослого человека 2030-2040 гг. представлены результаты одиннадцати исследований (центиниалы, айдженеры, хоумлендеры, цифровые аборигены и др.). Сопоставляются спорные характеристики представителей данных поколений, имеющие потенциал воздействия на процесс становления правосознания: понятие авторитета, новые формы коммуникации и обучения, гедонизм, мультизадачность, горизонт планирования, семейные ценности и др.

Ряд характеристик современного поколения сопоставляется с основополагающими элементами структурно-функциональной модели правосознания (Ратинов А.Р.), в частности, с точки зрения ряда систем: когнитивной, регулятивной и оценивания. Приводится критическая оценка постулатов теорий поколений, анализируются общие тенденции взаимодействия поколений под углом зрения правовой социализации.

Согласно данным Федеральной службы государственной статистики РФ, за последние пять лет наметился спад подростково-молодежной преступности. При этом, однако, в поле зрения юриспруденции, психологии, социологии и педагогики стали все чаще появляться такие явления антисоциального поведения, с проявлениями которых российское общество ранее не сталкивалось. Если еще два десятилетия назад, говоря о преступности среди несовершеннолетних, специалисты оперировали сугубо юридическими понятиями: «хулиганство», «кража», «разбой» и др.

В последние две декады этого столетия в российской науке и практике (как в юриспруденции, так и в психологии) значительно вырос интерес к изучению буллинга (и кибербуллинга в частности), троллинга, скулшутинга, авитального стиля поведения (зацепинг, руфинг, паркур и др.), серийных самоубийств несовершеннолетних, опосредованных действиями интернет-сообществ («Синий кит», «Тихий дом» и др.), механизмов радикализации/экстремизации несовершеннолетних и молодежи в сети Интернет (например, дело Варвары Карауловой). Иными словами, можно утверждать, что преступность в подростково-молодежной среде, хоть и снизила свои количественные показатели, но приобрела новые формы реализации и новое пространство для действия — виртуальное пространство.

С учетом вышесказанного, возникает масса вопросов футуристического характера: какое общество ждет нас через пару десятилетий, когда современные дети, подростки и молодежь станут основной когортой, формирующей население нашей страны? Вопрос: будет ли это правовое общество с преобладанием правомерного или неправомерного поведения, учитывая нынешнюю тенденцию в формировании паттернов правосознания? В поиске прогнозов мы остановились на рассмотрении такого понятия как «правосознание подростка».

Полная версия статьи (PDF)