Новый подход в диагностике суицидального поведения (самоубийства)

Рассматриваются новые подходы к созданию эффективного инструментария оценки риска самоубийства, в основе которых — выстраивание более доверительных отношений с пациентом/клиентом и фокус на переживаниях самого врача/психотерапевта.

Описываются комплексная нарративно-кризисная модель самоубийства, включающая долгосрочные и краткосрочные факторы риска суицидального поведения; суицидальный кризисный синдром как составная часть модели. Делаются выводы о современных тенденциях в области переоценки эффективности диагностических методов суицидального риска. Необходимо разрабатывать и внедрять в практику инструменты, позволяющие оценивать острые состояния и обладающие хорошей предсказательной валидностью.

Целью статьи является обзор современных зарубежных направлений, тенденций в области поиска эффективных методов диагностики суицидального риска. В мировой практике ведутся активные поиски надежного валидного инструмента оценки суицидального риска. Например, специалисты Австралийского института исследований и профилактики самоубийств (The Australian Institute for Suicide Research and Prevention; AISRAP) ставят задачу «смены парадигмы» в диагностических процедурах, направленных на предсказание суицидального риска, аргументируя это данными исследований. Работы этих специалистов показали достаточно низкий уровень точности «предсказания» совершения суицида в ближайшем будущем.

В медицинской практике в оппозиции к традиционному подходу к оценке суицидального риска, считающемуся слишком медикализированным и обезличенным, возникает подход к оценке риска, базирующийся на сотрудничестве и клиентоориентированности («терапевтическом альянсе»), при котором сам клиент выступает в качестве «эксперта своей суицидальности».

Вместе с тем специалисты отмечают, что для создания эффективного инструментария оценки риска самоубийства необходимо учитывать, что, вопервых, полезность непосредственного заявления клиента о своем намерении совершить суицид для выявления неминуемого риска переоценена; а во-вторых, несмотря на то, что рекомендуемым подходом в психиатрии при оценке суицидального риска является интеграция данных, полученных от многочисленных информаторов (близких, сослуживцев, знакомых, информации из социальных сетей и пр.), этот параметр недостаточно используется в инструментах оценки риска самоубийств. Такой широко распространенный инструмент для оценки риска самоубийств, как самоотчет о суицидальных мыслях, оказывается не является однозначно достоверным в предсказании риска суицидальных действий, особенно в краткосрочный период.

Полная версия документа (PDF)