Типология нейропсихологических синдромов нормального старения

Опубликовано August@Karro - пт, 10/09/2020 - 07:24

 Проблемой типологизации нейропсихологических синдромов нормального и аномального старения занимались различные ученые. Учитывая закономерности нормального физиологического старения, выделяются основные характеристики в виде снижения общей нейродинамики, что проявляется инертностью, тугоподвижностью включения в деятельность (Ананьев Б.Г., 2002). В механизмах межполушарного взаимодействия отмечается их некоторая разобщенность со сдвигом баланса в сторону левого полушария и гипофункция правого полушария (Полюхов A.M., 1986, 1992; Прахт Н.Ю., Корсакова Н. К., 2005).

При атрофических процессах выделенные нейропсихологические синдромы отражали преимущественно нозологическую принадлежность: синдром двустороннего поражения лобных долей, синдром дефицитарности теменно-височно-затылочных отделов, синдромы височно-затылочных отделов, синдромы височно-лобных отделов, подкорковых и глубинных структур (Поляков Ю.Ф., 1985).

Особенно адекватным для анализа диффузной симптоматики при нормальном и патологическом старении оказалось применение концепции А.Р. Лурии о трех структурно-функциональных блоках мозга. Диффузные изменения в тканях мозга при нормальном старении приводят к дефицитарным сдвигам в высших психических функциях (двигательная сфера, память, внимание, восприятие, речь, мышление). Каждый структурно-функциональный блок вносит свой вклад в реализацию отдельных проявлений высших психических функций.

Возрастные изменения мозга и психики, несмотря на диффузный характер , имеют своеобразную синдромальную картину.

I. Инволюционные изменения проявляются прежде всего снижением уровня функциональной активности первого блока мозга.

Симптомы: 1.1. Повышенная утомляемость, приводящая к снижению работоспособности, нестойкость внимания, снижение реактивности.

1.2. Нарастает сужение объема объема психической активности, вследствие чего ограничивается способность к одновременному выполнению нескольких действий.

1.3. Существенно изменяется темп деятельности, замедляется и ограничивается целенаправленная и управляемая двигательная активность, которая нередко замещается неэффективной суетливостью.

1.4. Снижается память, прежде всего на текущие события. Усиление тормозных процессов приводит к тому, что малейшее отвлечение от выполняющегося действия или от начавшегося диалога приводит к «забыванию» предшествующих событий и желаний. Трудности в воспоминании ранее произошедших событий, поскольку они тормозятся новыми включениями в информационные процессы мозга. Устойчивыми к такого роду забыванию остаются эмоционально значимые события, имеющие личностный смысл, связанные с ведущими ценностями жизни.

1.5. Уменьшается устойчивость к стрессогенным воздействиям, одновременно повышая внушаемость и подверженность ятрогениям. Таким образом, в возрасте инволюции наблюдается комплекс дефицитарных симптомов, связанных со снижением энергетического обеспечения психической активности и преобладанием тормозных процессов. Они сочетаются с нарушением регуляции деятельности различных органов и систем организма и проявляются в общей картине «витального снижения» или «физиологического упадка».

II. Инволюционные изменения также обусловлены изменениями в работе третьего блока мозга.

Симптомы:

2.1. Дефицитарность механизмов саморегуляции. Уменьшены возможности самоконтроля, прежде всего контроля над эмоциональными процессами, эмоциональная лабильность, взрывной характер аффективного реагирования, сопровождающийся развитием затяжных эмоциональных состояний (как правило, с депрессивной окраской). Трудности в мнестико-интеллектуальной сфере, связанные с недостаточностью первого блока мозга, как бы перераспределяют контролирующие процессы в свою сторону, аффективная сторона психики при этом недополучает контролирующей регуляции. Заостряется конфликт между аффектом и интеллектом.

2.2. Стереотипизация психической активности. Сложившиеся на предыдущих этапах жизни формы привычного стилевого реагирования и алгоритмы выполнения действий становятся в позднем возрасте более обнаженными, меньше доступными критическому осмыслению. Поведение приобретает относительно жесткие, схематизированные формы. Психика теряет пластичность, фиксированные формы поведения сталкиваются с изменчивостью окружающего мира. Таким образом, изменения в личностной структуре пожилого человека только на первый взгляд кажутся новообразованиями, однако изменяются прежние качества личности, ранее критично перерабатывавшиеся, контролировавшиеся внутренней цензурой, видоизменявшиеся под влиянием требований среды и потому имевшие не столь жесткие проявления.

2.3. Недостаточно критическое отношение к ситуации старения, в связи с чем устойчивые возрастные реакции представляют собой неадекватные в адаптивном смысле механизмы защиты. К ним относятся неприятие собственного старения, несогласие с изменениями психики, тела, социального статуса, что сопровождается стойко пониженным настроением без попыток выхода из кризисной ситуации.

а) Измененность аффекта на фоне снижения критичности может приводить к возрастным ситуационным депрессиям, которые сопровождаются сменой настроения при положительном общении, радостью от развлечений, потребность в которых сохраняется.

б) Ипохондрическая фиксация на проявлениях старости, воспринимаемых как симптомы болезни. Пожилые люди стремятся подчеркнуть тяжесть своего состояния, его исключительность. Возникает ригидная направленность на поиск способов борьбы с углубляющейся старостью, найденному способу приписывается особая ценность, вся жизнь подчиняется его применению.

в) формирование редуцированных бредовых идей о притеснении и нанесении морального ущерба, а также к вымыслам о собственной значимости, основанным на эпизодах собственного прошлого. Застревание на этих фрагментах жизни, назойливое подчеркивание собственной значимости, ригидное повторение рассказов о себе, как способ вытеснения переживания собственной несостоятельности и малой социальной значимости в данный момент без критической оценки того, как это воспринимается окружающими.

2.4. Снижение уровня интеллектуальной активности, прежде всего в усвоении нового. Испытывают затруднения в выполнении сложных многозвенных программ, при выборе решения в ситуациях, требующих моментального, ранее неподготовленного ответа.

2.5. Повышенная зависимость произвольной регуляции деятельности от «поля» действия. Импульсивные реакции на внешние стимулы, повышенная отвлекаемость, трудности сосредоточения, соскальзывание на побочные ассоциации во время разговора.

III. Возрастная дисфункция второго мозгового блока сопровождается меньшей дефицитарностью высших психических функций. 3.1. Несмотря на снижение остроты зрения, цветоразличения, слуха, кожной чувствительности и вкусовых ощущений, восприятие и переработка информации, хранение и актуализация упроченных навыков и знаний, а также автоматизированных операций и действий долго остаются сохранными.

3.2. Некоторые нарушения видов деятельности, связанных с анализом и синтезом пространственных характеристик и перерабатываемой информации. Размываются представления о пространственной топографии собственного тела, что накладывает отпечаток на статические и динамические проявления в сфере моторики и является значимым в плане локализации собственных телесных ощущений.


 

Последние материалы